Критерии отнесения сделки к крупной:

1) сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности юридического лица;

2) сделка, направленная на отчуждение (прямо или косвенно) имущества юридического лица, а также сделка по распоряжению денежными средствами и имуществом – качественный критерий крупной сделки;

3) сделка, превышающая определенный процент от определенной специальным законом имущественной базы юридического лица (превышающий определенную сумму) – количественный критерий крупной сделки.

Проанализируем подробнее критерии, при наличии которых сделку юридического лица можно признать крупной, учитывая, что наиболее широкий перечень действий с имуществом представлен в законодательстве о хозяйственных обществах.

Для квалификации сделки в качестве крупной необходимо определить:

1) была ли сделка юридического лица направлена на приобретение или отчуждение имущества;

2) создавала ли сделка возможность отчуждения юридическим лицом прямо или косвенно имущества;

3) предусматривает ли сделка обязанность общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества передать имущество во временное владение и/или пользование;

4) предоставляется ли третьему лицу по сделке право использовать результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Законодатель предусмотрел не только прямое отчуждение имущества (фактическое отчуждение), но и возможности такого отчуждения. Так, при возможном отчуждении имущества юридического лица такая сделка направлена на создание условий, которые могут повлечь за собой отчуждение имущества. К сделкам, совершение которых создается возможность отчуждения имущества, могут относиться самые разнообразные сделки, например: заключение договора залога, перевод долга, договор возмездного оказания услуг, кредитный договор и другие.

Следует рассмотреть следующую ситуацию, в результате заключения договора купли-продажи, с обеспечением в виде залога, имущество не передается непосредственно третьему лицу, но, в случае неисполнения должником обеспеченного залогом обязательства, на предмет залога может быть обращено взыскание, тем самым создается возможность косвенного отчуждения имущества. При этом юридическое значение имеет не фактическая реализация имущества, а возможность его отчуждения, независимо от воли собственника такого имущества.

С 1 января 2017 года вступили в силу изменения в корпоративное законодательство, касающиеся вопросов регулирования крупной сделки хозяйственных обществ. В частности, законодатель легитимировал давно сложившуюся судебную практику по признанию договора аренды крупной сделкой. Так, в соответствии с п. 13 Постановления ВС РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок в совершении которых имеется заинтересованность» договоры, предусматривающие обязанность производить периодические платежи (аренды, оказания услуг, хранения, агентирования, доверительного управления, страхования, коммерческой концессии, лицензионный и т.д.) для лица, обязанного производить по ним периодические платежи, признаются отвечающими количественному (стоимостному) критерию крупных сделок, если сумма платежей за период действия договора (в отношении договора, заключенного на неопределенный срок, - за один год; в случае если размер платежа варьируется на протяжении действия такого договора, учитывается наибольшая сумма платежей за один год) составляет более 25 процентов балансовой стоимости активов общества (пункт 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах, пункт 1 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, статья 15 Федерального закона от 6 декабря 2011 года N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете")., согласно которой договор аренды признавался крупной сделкой, если:

Но, с другой стороны, неполнота правовой позиции ВАС РФ по вопросу признания договора аренды в качестве крупной сделкой не восполняется нововведениями, так как не упоминается случай получения юридическим лицом имущества в аренду (арендатор). Например, договор аренды, в котором предусмотрено условие, что арендатор не вправе в одностороннем порядке отказаться от договора аренды без санкции, может существенным образом усложнить хозяйственную деятельность юридического лица на долгий период, в т.ч. вплоть до отсутствия прибыли у организации.

П. 7 ст. 46 Закона об ООО и п. 3 ст. 78 Закона об АО определяют перечень сделок, которые не требуют согласования, к которым в частности относится сделка, которая заключена на тех же условиях, что и предварительный договор, тем самым завершена дискуссия о том, в какой момент необходимо получать согласие на совершение сделки при использовании конструкции предварительного договора. Согласно вышеуказанным нормам согласие на заключение сделки, за основу которого взят предварительный договор, должно предшествовать заключению предварительного договора.

Нам представляется, что с нормативными положениями о согласовании предварительного договора стоит согласиться, так как законодательством предусмотрена возможность косвенного отчуждения имущества, а, значит, предварительный договор может признаваться крупной сделкой. Заключение предварительного договора, несмотря на то, что содержит условие заключить основной договор, прежде всего, предусматривает отчуждение или приобретение имущества юридическим лицом в будущем. Следовательно, заключение такого договора требует соблюдение особого порядка его одобрения. Однако, если на заключение предварительного договора не было получено согласие участников юридического лица, а впоследствии основной договор был одобрен, получено на него согласие, то отсутствие одобрения не влечет серьезных юридических последствий. Поэтому одобрение крупной сделки имеет значение только лишь до момента совершения основной сделки.

Не менее интересным остается вопрос о признании дополнительного соглашения крупной сделкой. С гражданско-правовой позиции дополнительное соглашение – сделка, направленная на изменение условий основного соглашения. Поэтому, если дополнительным соглашением изменяются существенные условия основного договора, то дополнительное соглашение к основному договору признается сделкой, связанной с отчуждением имущества или возможностью его отчуждения, а значит, требует соблюдение правил о получении корпоративного согласования.

Спорным моментом, который оставлен без внимания законодателем, остается вопрос о возможности признания соглашения о расторжении договора как сделки, связанной с отчуждением или приобретением имущества.

Согласно ст. 450 ГК РФ стороны вправе расторгнуть договор по соглашению сторон. Стороны в соглашении о расторжении договора могут включать условия, в том числе, затрагивающие финансовые обязательства сторон. К таким финансовым обязательствам могут относиться компенсации затрат в ходе исполнения расторгаемого договора, которая понесет одна из сторон договора.

В связи с этим возникает вопрос о возможности расценивания соглашения о расторжении договора как сделку, которая связанна с приобретением, отчуждением имущества, а значит, при наличии определенных условий признавать крупной?

Судебная практика по данному вопросу основывается на Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 21.04.2015 по делу № А66-10302/2013, согласно которому расторжение договора не может быть оспорено по правилам крупной сделки, так как соглашение не связано с приобретением или отчуждением имущества. Соответственно, правила о крупных сделках не применяются к соглашению о расторжении договора.

Но, с другой стороны, при определенных обстоятельствах правила об одобрении крупной сделки при расторжении договора могут быть применимы. Рассмотрим ситуацию, когда одно юридическое лицо сдает в аренду печатные станки другому юридическому лицу. Расторгнув договор аренды, производство останавливается до следующего заключения договора аренды или приобретения имущества. В данном случае (прекращение деятельности организации, изменение ее масштабов) на соглашение о расторжении договора должны распространяться правила об одобрении крупной сделки, поскольку правоприменительной практикой, а также теперь и нормативно, закреплен критерий, согласно которым, договор аренды может быть признан крупной сделкой, если в результате исполнения договора юридическое лицо прекращает свою хозяйственную деятельность или возникает такая угроза. Конечно, логика в отсутствии признания соглашения о расторжении сделкой, направленной на отчуждении имущества или его приобретение есть, так как на нашем примере расторжение договора не влечет возникновение прямых убытков, и восполнить "утрату" можно путем заключения новых договоров. Поскольку институт крупных сделок, например, в корпоративных отношениях создан для понуждения участников корпорации к коллективному принятию решению, от которого зависит судьба ведения бизнеса, то ошибка в принятии такого решения может привести к невозможности существования такого бизнеса, поэтому правила крупных сделках следует распространить на случаи расторжения договора при определенных условиях (изменение масштабов хозяйственной деятельности организации).

Одним из пробелов законодательства является и то, что не разъяснено, каким образом должна определяться цена сделки, не влекущая передачу имущества (работы и услуги). Данное упущение может привести к заблуждению, что договоры подряда и возмездного оказания услуг не могут быть признаны крупными сделками. Однако нужно вспомнить Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 10.04.2003 № 5-П, в котором разъяснено, что "имущественные права" являются разновидностью "имущества". Поэтому, так как у выполняемых работ и оказанных услуг балансовая стоимость отсутствует, то при определении их цены необходимо исходить из суммы встречного предоставления.

При раскрытии количественного критерия крупности сделки необходимо проанализировать период, на который составляется балансовая стоимость активов юридического лица.

В п. 1 ст. 78 Закона об АО, п.1 ст. 46 Закона об ООО предусмотрено, что датой, на которую устанавливается балансовая стоимость активов, считается определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

На настоящий момент вместе с новым законом о бухгалтерском учете (действует с 01.01.2013г.) применяется ПБУ 4/99, утвержденный Приказом Минфина России от 06.07.1999 № 43н, которым предусмотрена обязанность организаций составлять промежуточную отчетность за месяц, квартал.

На наш взгляд, отчетный период должен быть равный месяцу, предшествующий дате заключения сделки, так как бухгалтерская отчетность, прежде всего, представляет собой источник информации о финансовом положении хозяйственного субъекта на определенную отчетную дату, которая максимально должна быть приближена к дате сделки.

Чернышев Е.А.,

юрист ООО «Юридический центр «Лидер»

Записаться на консультацию