Суть проблемы:

Гражданин обратился к Управлению Пенсионного фонда РФ с просьбой включить в специальный стаж работы с 16.04.2003 года по 18.04.2005 года в должности слесаря-ремонтника в плавильном отделении металлургического цеха в Алмалыкском горно-металлургическом комбинате, с 14.09.1989 по 05.03.1997 год в качестве слесаря-ремонтника металлургического цеха на заводе Республики Узбекистан. А также попросил признать его право на досрочное назначение пенсии по старости в соответствие с 30 статьей Федерального закона «О страховых пенсиях» в связи с трудовой деятельностью во вредных условиях труда. Но ему отказали, сославшись на отсутствие необходимого страхового и специального стажа работы.

Решение:

Наши юристы очень тщательно изучили предоставленные гражданином документы и выработали стратегию, после чего он обратился в суд с иском к Управлению пенсионного фонда РФ. Распоряжением Правления ПФ РФ от 22.06.2004 «О некоторых вопросах осуществления пенсионного обеспечения лиц, прибывших на место жительства в Российскую Федерацию из государств — республик бывшего СССР» предписано принимать на территории Российской Федерации без легализации необходимые для пенсионного обеспечения документы, выданные в надлежащем порядке на территории государств — участников Соглашений; для определения права на трудовую пенсию по старости, в том числе досрочную трудовую пенсию по старости лицам, прибывшим из государств — участников Соглашения от 13 марта 1992 г., учитывать трудовой стаж, приобретенный на территории любого из этих государств, а также на территории бывшего СССР.

При этом трудовой стаж, имевший место в государствах — участниках Соглашения от 13 марта 1992 г., приравнивается к страховому стажу и стажу на соответствующих видах работ. В силу положений ст. 66 Трудового кодекса РФ, трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и стаже работника. В соответствии с 30 статьей ФЗ «О страховых пенсиях» право на досрочную пенсию по старости имеют мужчины по достижении возраста 50 лет, если они проработали на предприятиях с вредными условиями не менее 10 лет и имеют страховой стаж не менее 20 лет при наличии соответствующей величины индивидуального пенсионного коэффициента. Трудовая книжка истца, которая не признана недействительной, является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже. Из представленных истцом документов следовало, что он работал в период:

— с 14.09.1989 по 05.03.1997 года в качестве слесаря-ремонтника металлургического оборудования медеплавильного завода МЦМ СССР (Министерство цветной металлургии), РССУ (Ремонтно-строительное специализированное управление);

— с 16.04.2003 года по 18.04.2005 года в качестве слесаря-ремонтника на участке плавильного отделения металлургического цеха специализированного ремонтно-монтажного цеха медеплавильного завода Алмалыкского горно-металлургического комбината Республики.

Для подтверждения этих фактов в суде юристам в срочном порядке пришлось связываться с компетентными органами республике Узбекистан и запрашивать у них посредством международной курьерской отправки заверенные и переведенные на русский язык документы, которые гражданин предоставил суду. Также установлено, что на местах работы он действительно подвергался воздействию вредных факторов и работал полный день, от работы не отстранялся, в учебных отпусках не был, случаев перевода на режим неполной рабочей недели не наблюдалось. По всем периодам, где из предоставленных справок видно, что в них производились отчисления в пенсионный фонд и на социальное страхование, суд вынес утвердительное решение о внесении их в стаж. Таким образом, Управление Пенсионного фонда Российской Федерации города Воронежа обязали включить гражданину в специальный стаж в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 30 Федерального закона № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» указанные выше периоды. За ним также признали право на назначение досрочной страховой пенсии по старости. Дело выиграно благодаря колоссальной работе наших юристов на досудебной стадии.