Начиная диалог о сделках с заинтересованностью, следует вернуться общим началам обязательственного права, закрепленным в ГК РФ. В соответствии со ст. 153 ГК РФ «Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Сделки в свою очередь подразделяются на многосторонние, к которым относятся договоры, и односторонние. Из буквального толкования норм о сделках с заинтересованностью можно предположить, что таковыми могут быть только многосторонние сделки. Тем не менее, из анализа судебной практики следует иное. Так, в Постановлении от 05.10.2015 года ФАС Уральского округа, согласившись с решением Арбитражного суда Пермского края и Постановлением 17 арбитражного апелляционного суда признал ряд юридических фактов по выдачи доверенностей, являющихся односторонними, в качестве сделок с заинтересованностью.

Итак, сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, являются особенным видом гражданско-правовых сделок. Данная данный правовой институт подразумевает наличие личной заинтересованности в сделке юридического лица установленных законом лиц. Сразу хотелось бы сделать небольшое отступление. И в теории, и на практике ученые и практикующие юристы зачастую сталкиваются с понятием заинтересованности.  Правоведы формулируют понятие заинтересованности через «интерес». Так, например, Габов А.В. в своей монографии, посвященной сделкам с заинтересованностью, и которая является одной из немногих монографий по указанной теме, предложил собственное определение. По его мнению, интерес – это «объективно существующая социальная потребность, обусловленная положением личности в обществе и направленная на создание необходимых социальных условий, способствующих самоутверждению и дальнейшему развитию личности».

Однако необходимо вернуться к характеристике сделок с заинтересованностью. Обратим внимание на следующее: не смотря на то, что рассматриваемый вид сделок является подвидом гражданских сделок, ГК РФ не устанавливает порядок их совершения, исполнения, оспаривания и так далее. В связи с тем, что сделки с заинтересованностью более характерны для корпоративных отношений, то и их регулирование отражено в специальных федеральных законах. Исключение составляют статьи 173.1 и 174 ГК РФ, которыми определены основания для признания оспоримых сделок недействительными. Поэтому предлагаем перейти к анализу специальных норм.

Итак, обратимся к законодательному определению сделки с заинтересованностью на примере ФЗ «Об акционерных обществах». Согласно статье 81 «сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, признается сделка, в совершении которой имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества или лица, являющегося контролирующим лицом общества, либо лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания». Аналогичная норма содержится и в статье 45 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Прежняя редакция законов о хозяйственных обществах содержала примерный, но не исчерпывающий перечень таких договоров: заем, кредит, залог, поручительство. Почему и по какому критерию законодатель выбрал именно эти сделки неизвестно. Вероятно, данный перечень содержит как двухсторонние, так и односторонние договоры, как по основному обязательству, так и по обеспечительному. Тем не менее, наличие в тексте закона данных договоров не имело какой-либо смысловой нагрузки, так как из анализа судебной практики становится очевидно, что сделкой с заинтересованностью может быть признана любая гражданско-правовая сделка, и даже трудовой договор.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 28 от 16.05.2014 г. «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» правовые нормы о крупных сделках и сделках с заинтересованностью не исключает возможности признания в качестве таковых трудовых договоров с работниками, данное положение продублировано и в последнем постановлении пленума ВС РФ. Более того, крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью может быть признан как трудовой договор в целом, так и его отдельные положения. Не трудно представить ситуацию, когда трудовой договор, содержащий условия о завышенных размерах всевозможных выплат и компенсаций, может быть квалифицирован в качестве крупной сделки. Более сложнее привести пример, когда в заключении трудового договора будет заинтересован кто-либо из субъектов, перечисленных в законе, что может повлечь причинение ущерба интересам юридического лица. Однако спорным может быть решение о назначении единоличного исполнительного органа и последующее заключение с ним трудового договора. Итак, попытаемся ответить на несколько вопросов.

Во-первых, следует выяснить, справедливо ли называть трудовой договор сделкой. Вспомним положения статьи 153 ГК РФ: сделка – действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В соответствии со статьей 56 Трудового кодекса РФ трудовой договор – это «соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда..., своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка...». Согласно легальному определению трудовой договор не направлен на установление или прекращение гражданских прав и обязанностей, он только содержит условия работы и взаимные обязательства работника и работодателя. Таким образом, по-нашему мнению трудовой договор не является гражданско-правовой сделкой в чистом виде, а соответственно применение к нему положений о сделках весьма сомнительно.

С другой стороны, лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа занимает особое место среди других работников. На его компетенцию, права и обязанности, порядок избрания и досрочного прекращения его полномочий закреплены специальными нормативно-правовыми актами. Трудовой кодекс при этом распространяется на директора только в части, не противоречащей федеральным законам.

Кроме того, сделка, в совершении которой заинтересован директор, является сделкой с заинтересованностью. Следовательно, возникает вопрос: кто является заинтересованной стороной трудового договора на момент его подписания? В данном случае необходимо понимать, с какого момента директор считается вступившим в должность. Формально момент вступления в должность определяется датой внесения сведения в ЕГРЮЛ. Фактически директор начинает исполнять свои обязанности с даты указанной в протоколе общего собрания участников , или решении единственного участника о назначении единоличного исполнительного органа. В подтверждение этого существует судебная практика.

К аналогичным выводам пришел и Арбитражный суд, рассматривая дело № А60-41364/2012 о том, что: «…трудовой договор директора с Обществом признается сделкой с заинтересованностью, если он одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа единственного участника Общества. То есть оспариваемый трудовой договор заключался лицом, исполняющим функции единоличного исполнительного органа фактически в отношении самого себя, и содержал при этом условие о необоснованно высоком размере вознаграждения. Таким образом, суд приходит к выводу о том, что условия данного договора должны были быть одобрены уполномоченным на то органом управления, как условия сделки с заинтересованности.

На основании изложенного можно сделать вывод, что заинтересованной стороной трудового договора является лицо, вступившее в должность директора, а, значит применение к трудовому договору положений о сделках с заинтересованностью правомерно

Чернышев Е.А.,

юрист ООО «Юридический центр «Лидер»

Записаться на консультацию